Эволюция и анархические взгляды Сергея Михалка

11 марта выйдет новый альбом группы  «Ляпис Трубецкой» с красноречивым названием «Весёлые картинки».

Если верить предшествующим выходу релизам,  альбом  написан в  не совсем свойственной Ляписам манере — нежной и чувственной, пронизанной романтической тоской.

Лидер команды, Сергей Михалок в  своём интервью  порталу zvuki.ru рассказал о своём изменившемся творческом кредо и новом артистическом амплуа.

Звуки.Ru: Сергей, Ваш новый альбом точно не содержит никакой фиги в кармане? Мы-то привыкли получать от вашей команды громкую «социальную» музыку…

Михалок: Альбом действительно несколько отличается от трилогии «Агитпоп». В «Агитпоп» вошли три альбома: «Капитал», «Manifest» и «Кульпросвет». Они были объединены общим духом бунтарства, некой агитбригадностью, посылками к футуризму, который мы даже объявили неофутуризмом. Там были рубленые, локальные аранжировки, отсутствие музыкальных экивоков и декораций – всё очень чётко, точно, и при этом вся текстовая часть, вся поэзия была сформирована по принципу лозунговости. Все музыкальные выразительные средства были отданы в угоду двум главным вещам: идее и общему нашему мировоззрению. То есть концепция была — как можно точнее, ярче и громче заявить о своих политической, социальной и гражданской позиции. А сейчас мы сделали пластинку, в которой попытались привнести чувственность, сентиментальность и романтику в свои революционные воззвания.

Мне кажется, после альбома «Культпросвет» многие стали нас воспринимать исключительно как неких бойцов острого общественно-социального направления и забыли о том, что мы просто артисты, лицедеи. У нас много режиссёрских и актёрских приёмов, которые помогают нам раскрывать потаенные уголки души.

Звуки.Ru: Почему так получилось?

Михалок: Наш музыкальный спектакль похож на монолит, на котором за последнее время не было места для ощущений, для запахов, для какого-то литературного тумана, он «попахивал» агитбригадами советского периода, Мейерхольдом, громадными площадными представлениями, в нём были большие жесты и крупные формы. Сейчас нам захотелось рассмотреть аффектные общественные состояния, связанные с глобальным неравенством, с трэшем, который явила миру цивилизация, с постоянным противостоянием как в целом народов на земле, так и человеческим — в рамках мегаполиса или маленькой квартиры. Сейчас для нас важны не внешние поступки, не силуэт, не маршрут, а мотивации. А мотивация – это всегда чувства и эмоции. Поэтому в альбоме «Весёлые картинки» много недосказанности, много вопросов, на которые мы сами не знаем ответов. В этом много уже не футуризма, а такого трезвого мужского взгляда на жизнь.

Звуки.Ru: Корни вашей лирики невольно ищешь в поэзии 20-х годов…

Михалок: Я разных поэтов люблю – у меня получился совершенно неожиданный кроссовер Маяковского с Гумилёвым: они не только не сочетаемы, но и при жизни не очень друг друга жаловали. Я попытался написать такие песни, и с ребятами мы попытались сделать аранжировки, которые говорили бы о микрокосмосе человека: каковы ощущения современных революционеров, может ли человек в рамках постиндустриального глобального коллапса помнить, скажем, запах вишнёвого сада, моменты, связанные с его интимными воспоминаниями. В этом альбоме много нуара. Мало весёлых песен, я их удалил своим режиссёрским скальпелем, мы оставили только 12, и большинство из них либо грустные, либо сентиментальные. Очень много в них интересных сказочных персонажей: принцесс, арлекинов, плачущих шутов, королей. И много теологии.

Звуки.Ru: О каких революционерах, в таком случае, Вы говорите?!

Михалок: Когда я говорю о каких-то участниках борьбы, я говорю о реальных персонажах, которые в данный момент являются сторонами некого общественного противостояния. Есть пять процентов вменяемых людей, которые живут осознанно и понимают, что творится на планете, и есть куча зомби, людей, которые живут по общественному лекалу и, как стадо свиней из Библии, пытаются спрыгнуть с этой громадной библейской горы. Альбом объединён идеей метафизического космополитизма. Я чувствую, – и мои взгляды разделяют мои друзья и люди, с которыми я общаюсь, – что не может быть сейчас маленького закрытого пространства, в котором человек может ощущать себя, как в Эдемском саду.

Мы все вместе на планетарном уровне должны соединяться с маршрутами вселенной и добиться того, чтобы жизнь человечества всё-таки не превратилась в антиутопию, как в Белоруссии, где можно уже найти образы из Оруэлла. Либо это всё превратится в анархический беспредел, как в фильме «Безумный Макс». Мне кажется, что разговор идёт об этом. Я чувствую, что вибрации космические и планетарные дошли до такого апогея, что многие перестали чувствовать боль. Я вижу вокруг смеющиеся на грани истерики, заходящиеся в предсмертном хохоте массы. Мы все превратились в ходячий анекдот, все говорят шутками, все на циничном подъе*оне, вечно какая-то пикировка.

Звуки.Ru: Вот и не выдержали?

Михалок: Это может показаться неожиданным – у нас образ достаточно крепких, мощных ребят в татуировках, которые пережили в своей жизни многое. Но при этом мы стараемся говорить о вопросах, которые интересны интеллигентным романтикам. Это такое донкихотство, новое артистическое амплуа, если хотите. Мы не собираемся полностью менять свой спектакль, у нас всё достаточно мощно и красиво происходит, но мне кажется, что именно пафоса героического, романтического, образа поэта с горячим сердцем – вот чего не хватает в искусстве, и мы пытаемся это делать. Я не говорю, что мы лучше или хуже, мы не новаторы в этом плане. Мне кажется, что чувственность способна объединить очень многих людей.

Звуки.Ru: Возможно, обывателю стоит как раз не думать о судьбах мира, а возделывать свой сад?

Михалок: Мы не собираемся решать никаких глобальных проблем. Есть вещи, которые волнуют общество в целом, и о таких вещах говорят обычно политиканы и демагоги. Мы просто меняем вектор своего посыла. Раньше нам был интересен масскульт, громадный come together, alles zusammen, харизма музыкального пространства, энергетическая вакханалия. А сейчас мы даже обложку сделали с попсовым витрувианским человеком Леонардо да Винчи. Этот масонский символ всем известен – каждый человек должен соизмерять каждый свой поступок с движением вселенной. В этом плане микрокосм и макрокосм едины: какие процессы проходят внутри тебя, такие процессы проходят в космосе. В этом плане да, конечно, один из главных вопросов, о котором говорят многие мудрецы, философы, проповедники, писатели, те же Толстой и Достоевский – те, кто является несомненными моральными ориентирами в нашем бурном болоте.

Не общественные единения, не общественные системы, не национальный интерес может привести нас куда-то, а работа каждого человека над собой. Если каждый найдёт своё предназначение, если каждый творчески подойдёт к своей миссии, какой бы она ни была, если он углубится и будет сотворчествовать Богу, – об этом говорил Леонид Андреев и Григорий Сковорода и другие, непререкаемые для меня авторитеты.

Звуки.Ru: «Авторитет» — сильное слово. В России оно всегда имело двойное значение…

Михалок: «Авторитет» для меня – слово возвышенное, сакральное. Жаль, что сейчас его обезобразили криминальным налётом, когда говорят «авторитет, уважаемый», и всё как Сява. В бывшем СCСР общественные тенденции и моды превращают человека в ретрограда. Мы не заметили, как общемилитаристический общественный вектор воздвиг на прежнее место железного Феликса — начищенного, с новыми орденами. Опять слышны лозунги, словно не было Солженицына и Варлама Шаламова. Скажи в любой точке планеты «Владимирский централ» — и услышишь в ответ: «Ветер северный». Мне кажется, мы зря сдали свои позиции. Поэтому то, что сейчас происходит в современном искусстве для меня — тоже объект насмешек. Наша группа всё-таки сатирическая, зря нас пытаются причислить к какому-то политическому крылу…

Да, у меня, по большей части, анархические взгляды, но я верю, что человек соткан не из убеждений, а из сомнений. Моя эволюция – это эволюция сомневающегося мужчины. Я подвержен различным воздействиям, на меня может повлиять внезапное чувство, любовь там, мои родные и близкие. Я чувствую прилив аффектных состояний весной, могу скакать козлом. В этом плане, конечно, то, что мы рассказываем миру – пустая декларация. На самом деле человек меняет свои взгляды каждую секунду, он перерождается. Один из моих любимых символов – птица Феникс. Я и сам перерождался не раз.

Звуки.Ru: Вы летом этого года участвовали в фестивале «Торнадо», который стал известен благодаря массовому избиению неидентифицированной группой товарищей многих посетителей мероприятия. Как вам это преподнесли организаторы, где вы в тот момент находились и каковы ваши впечатления от всего происшедшего?

Михалок: Мы в тот момент находились в гостинице. Нам сказали, что происходит драка. Обычно, когда такое происходит, это подаётся как противостояние левых и правых радикалов. Не секрет, что в СССР очень много неонацистских группировок — так называемых бонов; много болельщиков и вообще гопников, которым подкинь только идеологическую формулу — и они будут чувствовать себя не просто бандитами, которые почём зря бьют и режут людей, а воинами, новыми борцами.

Понимаю, общество накалено, и то, что происходит вокруг рок-н-ролла – это тоже противостояние. И я не вижу в этом ничего страшного: ведь первые концерты The Clash, Madness, Sex Pistols, то есть по-настоящему серьёзных групп — зачастую заканчивались противостоянием. Рок-н-ролл – достаточно агрессивное искусство, здесь не до пацифизма. Но я не оправдываю произошедшего на «Торнадо», там всё ясно и понятно. Это просто ещё одно лицо современной гопоты. Она может объединиться и как ураган пронестись по любой светлой мысли и идее. Я думаю, что гопоте, которая там собралась, априори не нравится всё свежее и нормальное. Они, как зомби, слушают шансон и ориентируются на Тимати. Вернее, помесь Тимати и Сявы, такого Тимати на корточках, в голдах и на спортивном автомобиле. Они видят по телевизору радостную фантасмагорическую картинку, когда всякие бездельники и фрики добиваются якобы какого-то положения в обществе и называются «селебрити»; всё это накапливается внутри человеческого чернозёма и оттуда выходит. А может, они и за деньги это сделали. Я думаю, что частично всё упирается и в то, что концерты охраняют не профессиональные охранные фирмы, как на Западе, ведь у нас понимают, что милиция и ОМОН в рок-фанатах видит своих врагов, и непонятно, охраняют они или, наоборот, хотят ввалить. Они воспитаны, как церберы, и закон существует для того, чтобы все силовые структуры повернулись неприятной частью тела и ощетинились против людей.

А на самом деле, все социально активные ребята зачастую получают в этой стране не только от гопоты, но и от милиции, от неонацистов. Очень много есть людей со светлыми идеями, но только в молодёжной среде пока готовы давать отпор. За себя я молчу, я ещё в начале 90-х был в одной из одиозных минских анархо-панковских группировок, всё это было вокруг минского андеграундного центра, на осколках известных металлических банд. Я и мои друзья не чурались подраться, как минимум, отвоевать свой пятачок возле пивного ларька. Это нормально для мужчины. Надо просто уметь давать отпор, а не быть бедными овечками. Хоть и я не был свидетелем той драки на «Торнадо», я скажу: в любом случае, люди с ломами и дубинами не должны попадать на музыкальные мероприятия.

Звуки.Ru: Ок, как Вы будете строить концертную программу теперь, когда в репертуаре будут романтические песни?

Михалок: Нам как раз не хватало пауз. Два часа рубилова – это было нелегко и для нас, спортивно подготовленных ребят, и для публики. Поэтому всё было очень мощно, но иногда энергии людям не хватало, чтобы дотянуть до конца. Через час все так подтухали и старались к концу найти новые силы для финишного рывка. А сейчас будут энергетические паузы. Песни из нового альбом привнесут мелодику и добавят в этот красно-чёрно-белый декорированный по кубофутуризму спектакль полутонов, мне кажется, будет нежнее и красивее, много оттепели, много акварели. Мы ведь так тоже умеем делать. У нас до этого была одна песня концертная медленная – «Огоньки». А так – сплошные марши, ска-панк и вообще ду-ду-ду, как из пушки. А теперь будут паузы, во время которых мы будем слушать, как поют соловьи, нюхать цветочки, влюбляться. Может, дамы наконец-то на концерт пожалуют.

Звуки.Ru: Вообще-то они жалуют.

Михалок: Ну я так, кокетничаю.

Звуки.Ru: Какой Ваш любимый цветочек?

Михалок: Я не буду на такие вопросы отвечать. С меня смеяться будут.

Ляпис Трубецкой с альбомом «Веселые картинки»

10 февраля – Лида, Беларусь. РДК

11 февраля – Гродно, Беларусь. Парламент

12 февраля – Брест, Беларусь. ДК Профсоюзов

13 февраля – Витебск, Беларусь. Энергия

16 февраля – Барановичи, Беларусь. ГДК

18 февраля – Киев, Украина. Бинго

19 февраля – Симферополь, Украина. Витамин

20 февраля – Одесса, Украина. Сады победы

22 февраля – Днепропетровск, Украина. Тайм-аут

23 февраля – Луганск, Украина. Colosseum

25 февраля – Запорожье, Украина. ZimaProject

26 февраля – Донецк, Украина. Liverpool

27 февраля – Харьков, Украина. Жара

28 февраля – Николаев, Украина. Иллюзионъ

04 марта – Могилев, Беларусь. Лига

05 марта – Москва, Россия. Олимпийский. Фестиваль «Чартова Дюжина»

06 марта – Санкт-Петербург, Россия. Юбилейный. Фестиваль «Чартова Дюжина»

07 марта – Ярославль, Россия. Авангард

08 марта – Тверь, Россия. От заката до рассвета

11 марта – Москва, Россия. A2

13 марта – Гомель, Беларусь. Легкоатлетический Манеж Динамо

18 марта – Санкт-Петербург, Россия. ГлавCLUB

30 марта – Варшава, Польша. Stodola

01 апреля – Минск, Беларусь. Реактор

02 апреля – Минск, Беларусь. Реактор

Комментарии

  1. В Москве

    Если бы пенсии в стране соответствовали реальности…то я б с 1995 года не работал бы:-))

Добавить комментарий