«Ганзы» в Москве. Впечатления очевидцев.

Разочарование поклонников ждало в  самом начале  концерта, а  вернее в  его опоздании на три часа. В 19:30 вышла группа  “разогрева”. Юные канадцы из коллектива под названием Danko Jones оказались какими-то неправильными канадцами: ни про unkle fucka не спели, ни потрудились хоть на секунду быть чуть менее хэтфилдоподобными. Впрочем, времени на подготовку у ребят было немного. «Аксель позвонил нам две недели назад,» — сообщил вокалист, — «Позвонил и сказал – тащите свои задницы в Россию. Ну, мы и потащили…».

В 20:30 музыканты покинули сцену, и образовалась полуторачасовая «дыра».Движение на сцене случилось именно в тот момент, когда публика, заплатившая немалые деньги за билеты, уже начала недобро интересоваться, в каком же отеле остановился артист, а сотрудники ОМОН – прикидывать, сколько сил нужно будет подтянуть, чтобы справиться с разъяренной толпой.

Guns N’ Roses вышли на сцену в районе 22 часов. Сет-лист, формально обозначенный в названии турне “Chineese Democracy”, на деле представлял собой маловразумительный набор песен с альбома, который умудрились записывать в течение 13 лет, а также малой толики хитов, не сыграть которые было западло. Некоторые фанаты, возмутившись «свинским отношением», уехали после первых песен.

Но сперва – о людях, вышедших на сцену воплощать все это безобразие в жизнь.

«По сцене суетливо бегал мужчина в безразмерном серебряном пиджаке, белой футболке с Лениным, показывающим средний палец, и дурацкой ковбойской шляпе», — описывает «КП». За полтора часа солист сменил не менее 15 нарядов.

Те, кто сидел в ВИП-зоне, восхитились сохранившимся вокалом Роуза и удивились, зачем глушить его сразу тремя гитарами. Тем, кто сидел выше ВИП-зоны, казалось, что Роузу не включили микрофон, и больше всего хотелось, чтобы немедленно перестали мучить кошку.

Конечно, груз прошлых заслуг давит неимоверно: каждому из гитаристов хотелось быть похожим на Слэша, иначе зачем же все это? Они очень старались: Бамблфут отрастил длинную шевелюру и два грифа (один, правда, басовый, безладовый и пятиструнный), Ди Джей Ашба напялил зеркальные темные очки, а Ричард Фортус разобрался в устройстве гитарного процессора. Правда, по мастерству вся эта струнная кодла не дотягивает даже до Иззи Стрэдлина на сцене происходило нечто вроде сеанса одновременной игры незнакомых партий никому не известных песен.

Из всей пестрой компании отличился только басист, который по закону владения своим инструментом всю дорогу играл ближе всех к нужной тональности. Постоянно сбивающийся и загоняющий темп барабанщик ,расписанный татуировками под хохлому, с кепкой набекрень, походил на состарившегося Тимати – не сколько внешностью и обилием нательной росписи, сколько постоянными (хочется верить, что непреднамеренными) попытками перевести ритм на что-то хипхопообразное. А клавишник настолько слабо держался на ногах, что постоянно выпадал с экранов наших радаров.

Публика оттаяла только после проверенных временем песен, которые Guns N’ Roses исполнили ближе к концу своего выступления — Live and Let Die, Sweet Сhild O’Mine, You Could Be Mine, Knockin’ on Heaven’s Door и November Rain.

Концерт закончился ровно в полночь бодрым хитом Paradise City, но лирической Don’t Cry московские поклонники так и не дождались. Со слов  организаторов концерта Эксл Роуз просто не захотел играть эту песню, поскольку она не входила в заявленную программу, двухчасовое опоздание объяснили так: «Эскл Роуз приехал вовремя, но он выходит на сцену тогда, когда захочет, это его имидж». И вообще, «всем очень повезло — иногда он концерты вообще отменяет».

Выйти на сцену под названием Guns N’Roses, залажать все, что можно и нельзя, рискуя ежесекундно получить в морду тухлым овощем или пивной бутылкой по черепу — на это, знаете ли, требуется наличие отваги, изрядно приправленной безумством. Бурные и продолжительные апплодисменты.

По материалам zvuki.ru, GZT.ru, KP.ru

Добавить комментарий