Интервью с фронтменом Lumen Тэмом Булатовым

Накануне концерта Lumen в нашем городе вполне обоснованно будет почитать интервью с вокалистом группы. В разговоре с порталом zvuki.ru речь шла о новом альбоме, современной протестной лирике и буме социальных сетей. Убедитесь сами.

Звуки: Вы уже начали отбирать песни для «Лабиринта»?

Тэм: Нет. Что делать с материалом, мы решим после того, как запишем все концерты. Сейчас думаем, как осуществить его издание: просто выложить все в интернет, как мы поступили с предыдущим альбомом «Мир» или почти из тридцати песен на отобрать для физического носителя какое-то меньшее количество песен, потому что 27 — это много, у нас концерт длится 2 часа.

Звуки: Концертные записи слушаете сразу или откладываете на потом?

Тэм: Нет. Пока просто храним. Нарезали на «болванки», сделали дубликат на переносной винчестер. Прослушивание концерта отнимает достаточно много времени и сил. А у нас со временем в туре напряженно. Все ли гладко проходит во время записи на концертах?

Записался не весь концерт в Туле. Было невероятно жарко и влажно, а звукозаписывающий агрегат стоял на сцене. Поэтому теперь нужно будет выбирать не из 30 песен, как в других городах, а из меньшего количества. А вообще, когда встает вопрос об организации процесса внутри группы Lumen, мы вроде бы как отшучиваемся, но в этой шутке есть доля правды: у нас полувоенная организация.

Звуки: Когда планируете выпустить «Лабиринт»?

Тэм: Мы не станем зарекаться по срокам. После тура тут же бросимся на амбразуру. Как только, так сразу. Следите за новостями на нашем сайте.

Звуки: О новом студийном альбоме уже думаете?

Тэм: Пока идет тур, мы не можем об этом думать. Группа сосредоточена на том, что важнее в данный момент. Но мы играем три совершенно новые песни, которые еще не издавались. Они очень разные. Одна остросоциальная: «Отпусти и успокойся, не терзай себя напрасно, если все вокруг согласны, значит, жизнь у нас прекрасна» — называется «Марш согласных». Другая песня о метаниях в поисках счастья. Третья о том, как взаимодействуют мир цифровой и реальный — «Нули и единицы».

Звуки: Сейчас все говорят о буме социальных сетей, как он повлиял на вас?

Тэм: Развитие социальных сетей привело к тому, что мы просто поменяли трибуну, через которую происходит общение со слушателями. Сейчас это логично делать через социальные сети. Где количество людей, которые могут услышать нас, больше чем на остальных ресурсах.

Звуки: Одни группы в социальных сетях очень открытые, им любой поклонник может написать сообщение – они ответят, может быть, даже в друзья добавят. Другие наоборот, стремятся сохранить privacy life артиста. Какой политики придерживаешься ты?

Тэм: Сложный для меня вопрос. Раньше все было максимально открыто, но теперь хочется отойти от этого. Потому что я физически не смогу ответить на вопросы людей, которые зарегистрированы на нашей странице ВКонтакте. Даже если каждый десятый из них задаст один вопрос, это уже будет 12 000 вопросов. Мне не хочется создавать каких-то иллюзий у людей, что такая возможность существует. Потому что может получиться так, что вопрос будет задан, но останется без ответа. Я стараюсь отвечать на письма, которые приходят к нам на электронную почту. Но не хочу врать, я не на все письма ответил, и не на все отвечу в силу своих физических возможностей. Всем, кто из-за этого расстроился, или, того хуже, совсем обиделся, хочется сказать: ребята, чем мне лучше заниматься с вами общаться или придумывать новые песни? Для меня ответ очевидный, но при этом я не хочу совсем закрывать дверь: все, всем пока. Мне хочется этого общения. Но я буду в него ввязываться только если то, о чем идет речь, будет по-настоящему сильно волновать меня.

Звуки: Сейчас много говорят о том, что в музыку снова вернулись социальные темы. Как ты относишься к недавним историям с «Барто» и Noize MC? Есть ли у вас с ними что-то общее? Вы тоже пишете социальные песни.

Тэм: И мы, и они пытаемся изменить что-то в лучшую сторону. Но способы разные. Кто-то за революцию и с шашками наголо, мы — нет. Мы пересекаемся в одной точке: то, что сейчас происходит — не есть правильно. Может быть и должно быть лучше. Для меня достаточно того, что мы смотрим в одну сторону, но встает вопрос адекватности того, что ты делаешь. Не в том смысле, что «Барто» или Нойз неадекватные. Я могу понять их порыв. Но сложившаяся система не прощает ошибок. В определенный момент нужно уметь остаться с холодной головой. То, что сказал Нойз, можно было сказать другими словами. Так, чтобы это было достаточно хлестко, но не прикопаешься. То, что спели «Барто», можно было выразить иначе. Это какое-то… непозволительное донкихотство.

В год своего юбилея Борис Борисович Гребенщиков получил какие-то государственные награды. Но нашелся человек, который обратился к руководству нашей страны с заявлением, что Борис Борисович не достоин награды, потому что он в совершенно конкретных песнях призывает к употреблению наркотиков: «Растаман из глубинки», «Моя голова там, где Джа…» (цитата из песни «Рутман», — прим. Звуков). То есть даже на такую фигуру во многом политически лояльную нашелся человек, который пришел с кодексом и ткнул в статью. И еще немаловажный момент: не нужно считать людей в нашей стране законченными идиотами. У нас за века давления власти на общество, я уверен, умение читать между строк впиталось вместе со школьной программой. Потому что есть вещи, о которых нельзя говорить прямо. Да, это проблемы со свободой слова, но согласитесь, это не 37-й год.

Сейчас ситуация другая. Не потому, что наверху плохие, а потому, что подавляющему большинству людей начхать на то, что происходит и в верхах, и в стране. Такая вездесущая, непрошибаемая инертность. И мы пытаемся растормошить этих непрошибаемых людей. А многие ребята, которые вдруг увидели и осознали, что творится зло, они почему-то главную причину видят в них, в представителях власти, об них пытаются сломать копья.

Звуки: Но у вас у самих есть песня с рефреном «ненавижу государство»…

Тэм: А кто мне может запретить что-то не любить?

Звуки: Но это разве не претензия к власти?

Тэм: Да, непосредственная претензия к власти, которая выражена в такой форме, к которой они при всем желании не смогут подступиться. Потому что я хоть завтра готов в суде рассматривать построчно эту песню. И пускай они покажут пальцем, что это за юридическая норма, которую я переступил?! Такой не будет.

У нас за все время не было проблем с властью. Не было такого, чтобы к нам приходили и говорили: «Ребята, вы офигели? Вы что несете со сцены? Это статья». Мы не давали им повода, и я не могу сказать, что у нас не получается донести то, что мы хотим донести. Можно доносить свои мысли и при этом оставаться внутри правового поля.

Звуки: В какую сторону сейчас хочется двигаться? Больше «жести» или лирики?

Тэм: Никогда не бывает так, что мы сочинили альбом, остался какой-то материал, и мы его выкинули. Он копится, и постоянно появляются какие-то песни. Над новой пластинкой мы начали работать сейчас, и продолжим, когда в 2011 году закончим историю с «Лабиринтом». Материал, который копился многие годы, сейчас составляет такую громаду стихов, музыки, идей, что при реализации нового альбома мы можем сдвинуться в любую сторону. Мы живые люди, нас много всего волнует. Появляется много и личного, и романтичного, и колючего, и сердитого. Куда мы сдвинемся, зависит только от того, что нас будет занимать в тот момент.

Автор: zvuki.ru

21 ноября в минском клубе Реактор LUMEN с единственным концертом в Беларуси в рамках НОВОГО ТУРА-ЗАПИСЬ “ЛАБИРИНТ”

Добавить комментарий