Концерт Muse в Санкт-Петербурге

Отчёт о прошедшем концерте MUSE в Питере глазами корреспондента zvuki.ru Радифа Кашапова:

Трибуны почти заполнены, посетители с билетами в фан-зону в полутьме ищут вход в нее, а на сцене не очень стройно гремят We Are Scientists. Muse только что откатали часть тура с U2 в той же роли разогревщиков. Полчаса на саппорт, примерно столько же на подготовку – и шоу начинается. В первом ряду партера стоят хрупкие девочки, некоторых уже извлекает охрана. В конце концерта некоторых можно обнаружить позади себя – истошно кричащих: «It could be wrong, could be wrong, But it should’ve been right». Справедливости ради надо заметить, что публика – самая разнообразная. Просто трудно избавиться от стереотипов.

Начинается концерт, в принципе, очень хорошо – троица собирается вокруг литавр и вступает в «Exogenesis: Symphony, Part 1: Overture». Довольно объемно и торжественно, но без обязательных эффектов. Ну, а далее – «Uprising», «Supermassive Black Hole», каждый трек – как клип: громко, с динамикой, яростью и неясными призывами к сопротивлению.

Над сценой висят 18 шестиугольников, по бокам – еще два обычных экрана, — в которых транслируются то все цвета радуги, то шагающие роботы, то лица музыкантов, приукрашенные фильтрами – хоть сейчас пускай по ТВ. Зрители должны были устроить флэш-моб с аналогичными «сотами», но что-то не сложилось – зато перебрасываться шарами-глазами понравилось всем. Парочку коллеги злорадно проткнули, засыпав окружающих конфетти. По ощущениям, мало что изменилось с прошлого приезда в «Ледовый» в 2007-м. Жизнь стала другой, многие фанаты, все-таки, выросли, родили детей, а Muse только стали еще техничнее – за весь концерт ни одной ошибки, пара недомолвок – по вине обслуживающего персонала. Они все также играют классические риффы – в этот раз досталось, к примеру, Джими Хендриксу (Jimi Hendrix) и Rage Against The Machine. И все также более всего дико смущают клавишные партии в духе Роберта Майлза (Robert Miles) – «Resistance» просто вызывает смех. Поставьте после пятого альбома второй – куда девалась группа, звучащая так, словно три самородка отрываются в гараже? Куда занесло их в стремлении объять необъятное?

Помимо основной сцены, есть еще два рукава, по которым порой разбегаются гитарист Мэттью Беллами (Matthew Bellamy) и басист Кристофер Уолстенхолм (Christopher Wolstenholme) — в левом даже стоит стэк Marshall: дабы не терять ментального контакта с аппаратурой). Запоминается при этом не самое громкое (хотя сердце и дрогнет порой в ритм старым, кассетной эпохи прослушивания трекам вроде «Citizen Erased»), а самое тихое. Добрая половина «Megalomania». Наивнейшее вступление к «United States Of Eurasia» (Беллами, в итоге, передаст привет Чайковскому), после которого переход в громкую часть кажется чрезмерно резким.

А также «Undisclosed Desires», во время которой Доминик Ховард (Dominic Howard) переключается на электронные барабаны. Ей-богу, группе стоило бы записать альбом электропопа или пойти на поводу поклонников и соорудить полноценный unplugged – на энкор трио устраивается на возвышении и выдает трогательный акустический вальс «Soldier’s Poem».

Потом, правда, возвращается к постоянному образу и связывает «Take a Bow» с «Plug In Baby» и «Knights of Cydonia», предваряя последнюю морриконовской «Man with a Harmonica». На выходе публику оповещают, что их ждут на концерте Шакира (Shakira), которая, судя по месседжу из динамика, танцевала сегодня на концерте. И, вправду, это ведь был рейв – Muse явно претендуют на роль последних стадионных рокеров, одной ногой стоящих уже в эпохе больших танцполов. Harder, Better, Faster, Stronger.

Автор: Радиф Кашапов (zvuki.ru)

Добавить комментарий