Tоп-10 пластинок русского альтернативного рэпа

2002. «Пьянству Бойс» — «А и Б сидели на игле»

По сути своей проект «Пьянству Бойс», придуманный автором текстов и музыки «Мистера Малого» Денисом Чернышовым, был одной большой шуткой. Как известно, шутка, повторенная дважды, становится глупостью, оттого самой удачной работой проекта следует признать их первый альбом. «А и Б сидели на игле» был пронизан особенным чернушным цинизмом и безумными лингвистическими выкрутасами: чего только стоила теория о том, что если рэп в США — это музыка черных, то и в России надо найти аналог, отсюда сумасшедший псевдокавказский акцент исполнителей. Лейтмотив альбома: употребление тяжелых наркотиков, пусть даже с огромнейшей (99,9%) долей иронии, но без какой-либо романтизации темы.

«А — это аптека / Б — это ботки / В — это вакцины / Г — головняки / Д — это диагноз / З — это узнал / Н — это накрылся / М — омуевал / П — это проткнули / С — это струной / Р — это разрыли / О — это отстой / Т — это стругался / Х — это харкал / Ч — это чернушный / Ф — это финал» («А и Б сидели на игле»).

2003. Kunteynir — «Эдвард руки ножницы бумага»


Московский проект «Кантейнир» стал если не отправной точкой для нового направления в русском рэпе, то уж точно одним из знаковых «перекрестков» новых путей его развития. Одна из первых команд, чье творчество, граничащее с абсурдом и литературной грязью, без всякой цензуры высмеивало общепринятые штампы о хип-хопе, используя для этого любые средства. Образы, выбранные участниками коллектива, напоминают героев книг Хантера Томпсона и Берроуза, а тексты представляют собой яркую смесь иллюстраций к психоделическим путешествиям и отходнякам после них. К сожалению, на данный момент лидер проекта Павел Техник пребывает в тюремном заключении.

«Нам кажется, что мы свободны, но это только мнение. / Вас пристрелят и нас пристрелят. Ешь варенье. / Наше поколенье бьет поколенье старшее, на шее петля. / Стар уже, отраженье в луже вчера было лучше. / Когда умру — закопайте меня глубже» (С.Е.М.Е.Н.А.).

2005. «Кровосток» — «Река крови»

«Кровосток», придуманный участниками московской арт-группы «Фенсо», пополнил ряды экспериментаторов с классическим рэпом, переложив его постулаты на свой лад и на русскую почву. Трое интеллигентных людей создали гротескный театр пародии на гангстерский рэп о больших пушках и крутых разборках. Криминальные сюжеты «Кровостока» о лихих 90-х, монотонно начитываемые Антоном Шило, как будто бы взяты из телепередачи «Дорожный патруль» и изложены ярким нецензурным языком. Нарочито некачественно записанные опусы, распространявшиеся через интернет, поначалу не ввели в заблуждение разве что самых «олдовых» слушателей, оценивших всю красоту концепции. Уже через год к «Кровостоку» пришла слава — все московские клерки считали себя истинными ценителями их творчества.

«Так что кланы, бригады, семьи, хаты, зондеркомманды, / Пацаны, гориллы, стопорилы, пепсы с уганды, / Бобры, будьте добры не ерепеньте свой мех. / Я знал вас всех» («Бакланы»).

2005. 2h Company — «Психохирурги»

«Психохирурги» — совместный проект уже знаменитого на тот момент электронного дуэта «Елочные игрушки» и двух петербургских «психо»-поэтов Михаила Феничева и Михаила Ильина. Это был не первый случай, когда пополнить пустующую копилку интеллектуального русского рэпа взялись люди, прежде рэпом не занимавшиеся, — но, пожалуй, самый значительный. Вклад 2h Company был велик: «Психохирурги», получившиеся в духе лучших альбомов лейблов 75 Ark или Big Dada, стали для российского хип-хоп-комьюнити настоящим потрясением. Бесконечные очереди сюрреалистических куплетов, увязанных в «филипдиковские» сюжеты и положенных на колкий бит «Игрушек», косили противников русского рэпа как из автомата.

«Как-то большая сила, у которой маленькая госзарплата, / Решила, что за это отомстить кому-то, все-таки ведь как-то надо. / Тут шел я. Был схвачен, брошен к скромной дверце военкомата, / Но микрочип в моем среднем ухе дал знать: это первая ступень ада!» («Семь жизней», часть 2)

2006. «Розовые очки от ferre» — «Мы могли бы и на “додже” поехать»

Атмосфера треков дуэта «Розовые очки от ferre», создатели которых проживали за две тысячи километров друг от друга, составит конкуренцию лучшим фильмам-нуарам и самым напряженным триллерам. По большому счету, это был один из первых качественных русскоязычных проектов с уклоном в трип-хоп, исключая отдельные песни поп-див Светланы «Линды» Гейман и Марии Макаровой и различных пограничных с русским роком коллективов. Альбом «Мы могли бы и на “додже” поехать» больше наполнен не музыкой и текстом, а запахами «гноя, который разлагает плесень, которая превращается в плесень, которой питается болотная гадость» и цветами, которые не становятся розовыми через линзы этих «очков».

«Разочарованное танго, на указателе стрелок вертит бёдрами / Вам бы оживить время Гёте, от исхода и белых собак ловимые сходы, / Словно хрусталь напыление наплывших высохших / Сбой сбив устав устоями, но мы же лишь забитые в мышцах / Забитые в нишах, застывшие в лишних четверостишьях» («Опасные твари»).

2007. «Пост мортем» — «Macabre»

В отличие от вышедшего двумя годами ранее хорроркорового релиза «ТыТруп» от участников объединения UnderWhat, «Macabre» представляет собой первый русскоязычный образец запредельно серьезного gore-рэпа, то есть еще гуще и еще чернее. Без банальных гротескных сюжетов, подсмотренных в фильмах категории B. Постмортемовский «макабре-рэп» (именно так называют свой стиль участники проекта) описывает до жути реалистичные события, в которых авторы принимают участие сторонних наблюдателей. Без какого-либо сочувствия, с ледяным спокойствием, они в подробностях живописуют действия серийного убийцы из криминальных хроник и процесс разложения умершего одинокого старика.

«Лысым псинам приказали не проглатывать бром, / И теперь сестер раздевают на полу сыром, / Врагов не хоронят — перемалывают танками, / Жрут водку за победу, глумятся над останками, / Это, я уверен, не покажет Останкино» («Статистика»).

2008. «Ленина пакет» — «Ленина пакет»

Своеобразный коллектив, участники которого придерживаются левых политических взглядов, провокационными треками осознанно отталкивает от себя «постные» рэп-массы. Из-за всяческих эпатажных выходок и текстов сторонники движения антифашистов ошибочно относят «Ленина пакет» к противоборствующему лагерю. В большей степени это похоже на творчество Игоря Федоровича Летова — в том же психоделическом ключе, но в менее серьезной форме. И хотя почти все творчество строится на сюрреалистическом юморе, многие композиции буквально пропитаны тоской по потерянной родине СССР.

«По улице шагаю я с косичками торчком, / В школьной форме наизнанку со сверкающим значком, / Белые гетры и сандалики в уличной пыли, / Иду я в школу утром, прохожу мимо мили…»

2009. РЖБ — «Залежи» (бутлег 2006—2009)

РЖБ — один из тех странных инопланетян, которые по какой-то причине занимаются вполне земными делами вроде работы в офисах или воспитанием детей, вместо того чтобы отдаться полностью творческому процессу. Хотя что остается делать, если судьба тебя забрасывает в русский дальневосточный городок Хабаровск, а не в солнечную Калифорнию. Несмотря на все бытовые препоны, Рома работает в театре, делает странную, но красивую музыку, не ограничивая себя стилевыми рамками, сочетая инструментальный хип-хоп и авангардные эксперименты. «Залежи» являются «официальным бутлегом», творческим противоречием — компиляция, где собраны различные наброски, биты и куплеты РЖБ. Последние особо интересны, так как Рома всячески открещивается от рэпа («читаю как педик») и «читать» больше не намерен.

«И ведь хочется спеть о хорошем, гулять нагишом, / Писать креативы о прошлом, не быть пошлым, / Убрать матерщину из репертуара группы «Многоточие», / Собрать котов и орать на крыше всю ночь» («Привет»).

2009. «Рыночные отношения» — «Незнамо чё»

Творчество выхинской группировки «РО» началось с совершеннейших непоняток — мало кто понимал, шутят авторы или у них такой стиль. В первых треках Бразилец и Труман зачитывали текст с акцентом «гастарбайтеров». Записывались дома — без какой-либо профессиональной аппаратуры. Качество было соответствующее, но подкупала немалая доля жизненной иронии. «Незнамо чё» — второй и самый интересный альбом «группировки», записанный ими все в том же беззаботном, безалаберном и дворовом (в хорошем смысле) стиле. Релиз был выложен в интернет даже не в формате mp3 — треки не были подписаны, а незаконченные наброски шли вперемешку с готовыми композициями. Впрочем, от этого он только приобрел больше «босяцкого» очарования.

«На сердце мозоли от рук, не подобравших пароли, / Но, как подобает герою, я больше им не позволю, / Ведь не по воле системы поэмы, и никакие кремы / Не снимут экземы с душ нашей богемы» («Прямоугольники»).

2010. «Луч» — «Дорога на ГОК»


«Дорога на ГОК» — новый материал от «старых» участников UnderWhat и «Рыночных отношений». Снова про поиск жизненного пути, но уже более вдумчиво, не так резко — это больше похоже на пересказывание собственного дневника, проза жизни, превращенная в поэзию. Поэтому все треки на альбоме об одном и том же — о наших буднях, и в то же время о разном — о нашей жизни. Релиз выложен без трек-листа, треки лишены нумерации, и каждый сам сможет расставить их в том порядке, в каком ему больше нравится.

«Асфальт, потрескавшийся под ногами, как в детстве, / Я в память врезался, это выбило из колеи сильнее всяких бедствий, / Закрылась дверь за спиной шестнадцать лет назад, / И для меня большое горе не видеть за деревьями дома как горы».

Автор: Роман Воркута для openspace.ru

Добавить комментарий